Командиры Вымпела

Козлов Эвальд Григорьевич (1981-1985 г.г.)
Герой Советского Союза капитан 1-го ранга


Эвальд Козлов родился 23 июня 1938 года в семье военнослужащего. В связи с постоянными разъездами отца по службе за время учебы сменил 10 школ. Однажды за один только год пришлось трижды переезжать к новому месту службы. За время учебы Эвальда в школе семья Козловых побывала в Австрии, Венгрии, Грузии, Азербайджане, Армении и Туркмении.

Естественно, что школьные программы не совпадали. В Грузии, например, уже в то время было 11-летнее обучение. Учиться было весьма сложно. С каждым новым переездом приходилось что-то постоянно доучивать. Школу закончил в Баку. (ФОТО Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Козлов Эвальд Григорьевич)

В 1956 году поступил в Бакинское высшее военное мореходное училище. Однако, традиция – вещь нерушимая. За время учебы пришлось сменить три военных училища. Началось хрущевское сокращение армии и флота. Кроме армии и флота сокращали численность военных училищ и факультетов в них. После Баку Козлов поехал учиться в Калининград. Выяснилось, что там физически невозможно разместить всех курсантов из закрываемых учебных заведений и Эвальд перевелся в Ленинградское высшее военно-морское училище.

В 1960-м году, после окончания учебы, был направлен сначала на Северный флот, а через некоторое время переведен в Каспийскую военную флотилию с дислокацией в Баку.

Первый год службы был сложным. Имеющий только теоретические знания молодой лейтенант Эвальд Козлов в то время еще не знал театра боевых плаваний на Каспии (буи, ориентиры, полигоны – ред.). Его назначили командиром штурманской боевой части (БЧ-1). Служба во флоте в то время была четырехгодичная и многие матросы, находящиеся в подчинении Козлова были на год-два старше своего командира. К концу первого месяца службы на проверке, проводимой начальником штурманской части Каспийской флотилии, командир БЧ-1 лейтенант Козлов получил около 15 замечаний. Обычно в первый месяц службы молодым командирам таких замечаний не делают, поэтому Эвальд Григорьевич помнит об этом до сих пор. Все указанные ошибки нужно было исправить в течение двух-трех месяцев и Козлов с этим справился. Больше замечаний за время службы во флоте у него не было.

Уже через год Эвальд Козлов был назначен помощником командира корабля. За это же время он обучился и сдал экзамены на вождение четырех видов кораблей, которые находились в этом дивизионе Каспийской флотилии.

Дважды ездил в Петрозаводск получать новые, по тем временам, самые современные тральщики. Их делали из дерева. Двигатели из высокопрочного сплава, практически не создающие магнитных полей. Даже гвозди при их строительстве применялись медные. На этих кораблях впервые на тралах были установлены видеокамеры.

Через два года службы Эвальда Козлова назначили командиром корабля (тральщика). Всего во флоте он прослужил восемь лет.

В 1968 году его направили учиться в Военную академию Советской Армии (ВАСА). Там ему предложили перейти на службу в КГБ и он дал согласие. После окончания академии в 1970 году попал в отдел «В» Управления «С» ПГУ КГБ СССР. Первым его руководителем в разведке был Александр Иванович Лазаренко.

В 1972 году Эвальда Григорьевича направляют от 8-го отдела Управления «С» курировать курсы усовершенствования офицерского состава (КУОС), на которых готовили спецрезервистов службы внешней разведки. Поэтому, когда встал вопрос о поездке в Афганистан, выбор пал на него.

Из воспоминаний Героя Советского Союза капитана 1-го ранга Козлова Эвальда Григорьевича:

«Дело было в пятницу, уже после окончания рабочего дня. По пятницам после работы сотрудники отдела играли в кабинете несколько партий в шахматы. Тут в кабинет влетает помощник дежурного по управлению:

- Вы Козлов?

- Я.

- Срочно к начальнику управления!

Я удивился. С начальником управления никогда не виделся. Он меня даже в лицо не знает. С чего это он меня вызывает?

Прихожу к Юрию Ивановичу Дроздову. Здесь же сидит начальник нашего отдела Лазаренко Александр Иванович который меня представил начальнику управления.

До этого о Дроздове ходили разные слухи. О том, что он очень строгий, даже жесткий. Оказалось, что это прекраснейший и душевный человек. Исключительная личность и великий полководец тайных операций.

Дроздов меня спрашивает:

- Ты знаешь людей из спецрезерва, которые выехали в зарубежную командировку?

- Да, - отвечаю я.

- Вот, и прекрасно. Завтра в 8.00 встречаемся на аэродроме Чкаловский. Вылетаем с тобой разобраться с обстановкой на месте. Возьми необходимые вещи. Личное оружие. И на меня получи пистолет.

Куда, зачем, на сколько мы улетаем, я не знал, но в таких ситуациях вопросов задавать было не принято. У меня даже дома никто не знал, что я улетал в Афганистан.

В самолете оказалось еще два «гражданских». Познакомились, посидели, пообщались, приняли «по пятьдесят». Это были Василий Васильевич Колесник и Олег Ульянович Швец.

Прилетели в Баграм. Самолет на посадочной полосе загнали в самый конец. Открывается рампа самолета, а вокруг духи с автоматами. Наши подошли минут через семь.

Запомнилась мне еще одна картинка. Утром выхожу из землянки. Декабрь. Кругом белым-бело. Куда ни кинь взгляд – палатки. Одна из них, покрытая льдом, парит и дымится. И тут из нее выходит советский солдат в одних сапогах. В одной руке мочалка и полотенце, а в другой постиранная форма. От голого тела валит пар, а он, не спеша, идет к своей жилой палатке».

Был с Эвальдом Григорьевичем в ту поездку случай, который едва не «стоил ему головы». Перед самым отлетом из Чкаловского, Юрий Иванович Дроздов обратился к Козлову:

- Вон стоят двое ребят, которые хотят с тобой поговорить, - и кивнул головой в сторону двоих в штатском.

Подходят двое и просят выполнить поручение – передать чемоданчик с посылкой главному представителю миссии в Кабуле (Борису Семеновичу Иванову - ред.). Козлов даже внимания на это не обратил. Взял чемодан и пошел в самолет.

Прилетели. Их встретили. Эвальд Григорьевич спросил, кто главный из встречающих. Передал ему чемодан и забыл об этом.

Когда приехали на следующий день в посольство, Борис Семенович Иванов попросил Козлова отдать ему посылку, предназначенную для него.

Козлов растерялся:

- У меня ее нет. Я отдал посылку старшему на аэродроме, как меня и просили.

Иванов будто взбесился. Он ругал его так, как будто он уже предал Родину. Потом немного успокоился и спросил:

- Где чемодан? Он хоть в сейфе?

- Конечно в сейфе, - сориентировался Эвальд.

- Срочно берите мою машину и привезите этот чемодан сюда.

Козлов сел на персональную машину Бориса Семенович и поехал в Баграм забирать посылку с аэродрома.

Когда он туда прибыл, то увидел этот чемодан стоящим на улице у входа в землянку. Козлов быстро положил его в машину и поехал обратно.

В том чемодане были записи обращений по радио и телевидению нового правительства Афганистана к армии и народу, подготовленные в Советском Союзе.

Эвальд Козлов не должен был участвовать в штурме дворца Амина ни при каких обстоятельствах. У него были свои задачи в ходе операции «Шторм-333». Но, жизнь внесла свои коррективы. Дело было в том, что штурмующие дворец группы «Зенит» (из спецрезерва внешней разведки) и «Гром» (группа «Альфа») не очень хорошо знали друг друга. А Козлов, как сотрудник Управления «С» знал и тех и других. Уже когда группы начали выдвигаться ко дворцу Дроздов дал разрешение Козлову на участие в штурме с задачей, по возможности, координировать действия групп.

Свободного оружия и бронежилетов уже не было. Поэтому, Эвальд Козлов садился в бээмпэ имея в руках лишь пистолет Стечкина. Ранение в ногу он получил сразу при выходе из боевой машины. Однако, превозмогая боль, участвовал в операции до конца.

За участие в операции «Шторм-333» Эвальду Григорьевичу Козлову было присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1980 году, после возвращения из Афганистана и лечения ранения Эвальда Григорьевича назначили руководителем КУОСа взамен погибшего Григория Ивановича Бояринова. А в августе 1981 года он становится первым командиром ГСН КГБ СССР «Вымпел». Переход из КУОСа в «Вымпел» Козлову дался легко. Даже кабинет менять не пришлось.

Из воспоминаний командира «Вымпела» Эвальда Григорьевича Козлова:

«Группы под конкретные задания комплектовались на основании совмещении многих навыков каждого из ее участников. Это было самое сложное. В этом случае мы пошли, на мой взгляд, по правильному пути. Комплектуя такие группы слушатели внутри самих групп обучались и воспитывали друг друга. Это дало возможность собрать такие группы и выявить внутри них проблемы. Это и взаимообучение сотрудников групп и их притирка друг к другу.

Люди относились к учениям очень серьезно. Каждый сотрудник группы заранее продумывал свою роль, и исполнял ее с полной отдачей. Каждый делал все возможное, на что был способен. Все работали по максимуму».

К началу перестройки, в 1985 году, Эвальд Григорьевич Козлов наткнулся на сильнейший саботаж по развитию спецподразделения со стороны высших должностных лиц партии и правительства. Они уже понимали, что у них под боком растет мощная силовая структура, которая когда-нибудь может стать им поперек дороги. Когда Козлов уже надоел всем своими просьбами и независимостью, ему предложили длительную командировку на Кубу. Эвальд дал согласие и на время подготовки документов перешел в центральный аппарат КГБ. Но на Кубу его так и не послали. В 1991 году он ушел в отставку.

Хмелев Владимир Александрович (1985 -1991 г.г.)
Контр-адмирал


Родился 16 ноября 1926 года в Ивановской области.

После окончания школы, в 1943 году поступил в Тихоокеанское высшее военно-морское училище во Владивостоке. Будучи курсантом, принимал участие в войне с японцами. После окончания училища в 1948 году был направлен на службу на миноносец «Внушительный» командиром артиллерийской башни. Через три года стал начальником артиллерийской части эскадренного миноносца «Стремительный».

В 1952 году Особый отдел флота направляет Владимира Александровича Хмелева на повышение квалификации на Высшие специальные офицерские курсы Тихоокеанского высшего военно-морского училища. Там Хмелев показывает высокие способности в изучении иностранных языков и специальных предметов. После окончания курсов его автоматически зачисляют в Военно-дипломатическую академию Советской армии (ВДА).

После окончания ВДА в 1956 году Хмелев попал на службу в Первое Главное Управление (ПГУ – разведка) КГБ СССР. В том же году он стал старшим оперуполномоченным в центральном аппарате. Дослужился до помощника начальника отдела действующего резерва. В 1968 году отправлен резидентом в Токио, где проработал до 1973 года.

После возвращения из Японии Владимир Александрович Хмелев работал освобожденным секретарем парткома ПГУ. Он был единственным человеком, который на партийной работе в ПГУ получил звание контр-адмирала (генерала). С партийной работы Хмелева перевели на должность начальника 7-го отдела ПГУ, а в 1985 году он сменил Эвальда Козлова на должности командира «Вымпела».

Хмелев был строг и требователен к людям. Но, в нем была человечность. Он был демократичным командиром. Служить с ним было легко. Нужно было только добросовестно делать свою работу.

При Хмелеве «Вымпел» достиг своей наивысшей формы подготовки и мастерства.

Ушел в отставку в январе 1991 года в возрасте 65 лет. Был большим любителем рыбалки.

Умер 19 июня 2001 года от рака, лишь на неделю пережив свою жену, которая скончалась от сердечного приступа. Он ее очень любил.

Бесков Борис Петрович (1991-1992 г.г.)
Полковник


К моменту ухода в отставку Владимира Александровича Хмелева на территории Советского Союза уже полыхали региональные конфликты. Прошли события в Тбилиси и Баку. «Вымпелу» нужен был новый командир, не менее устойчиво стоящий на партийной платформе, но, более молодой. Таким командиром и стал полковник Бесков Борис Петрович.

Родился в 1940 году в поселке Быково Раменского района Московской области. Уже в 12 лет он поступил в Ленинградское суворовское училище МГБ СССР. После его окончания, в 1959 году, продолжил учебу на оперативном факультете московского Бабушкинского пограничного училища.

С 1963 года проходил службу в Кремлевском полку.

В 1969 году слушатель военно-политической академии им. Ленина. После окончания академии служба в 9-м управлении КГБ (правительственная охрана).

С 1976 года отправлен на учебу в Краснознаменный Институт (КИ) внешней разведки. По окончании перевод в 13-е управление ПГУ КГБ СССР.

В 1981- 1982 г.г. участвовал в боевых действиях в Афганистане. После возвращения с афганской войны три года работы освобожденным секретарем парткома Управления «С».

С 1987 по 1991 г. заместитель начальника 3-го отдела представительства КГБ при МГБ ГДР. В январе 1991 года назначение командиром ОУЦ, а в августе – путч.

Все ветераны «Вымпела», служившие то недолгое время под руководством полковника Бескова, считают Бориса Петровича выдающимся командиром. Он сумел убедить руководство КГБ не использовать «Вымпел» против мирного населения в период событий путча и сохранить группу. Он лучше многих понимал, какое «оружие» находится в его руках, как командира, и постарался сохранить эту силу для страны. Его увольняли из органов госбезопасности с понижением в звании. И он был согласен и на это – лишь бы сохранить группу. Звание полковника ему вернули позднее.

Из воспоминаний ветерана подразделения, генерал-лейтенанта Козлова Владимира Сергеевича:

«За август 1991 пострадал Борис Петрович Бесков. После этих событий он был освобожден от занимаемой должности с понижением в звании. Многих сотрудников ОУЦ долго и нудно таскали в Прокуратуру России. Пытались возбуждать уголовные дела то за то, что не штурмовали Белый дом, то за то, что не защищали «молодую демократию». Мы так и не поняли, за что же конкретно».

Выписка из заключения следствия о роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19-21 августа 1991 года, утвержденного председателем КГБ СССР генерал-лейтенантом Бакатиным В.В.:

«Начальник Отдельного учебного центра КГБ СССР, полковник Бесков Б.П.

По указания начальника ПГУ КГБ СССР генерал-лейтенанта Шебаршина Л.В. привел 18 августа в повышенную боевую готовность боевые группы и подразделения и поступил в распоряжение Агеева (генерал-полковник Агеев Гений Евгеньевич – первый заместитель председателя КГБ СССР. По его прямому указанию осуществлялась подготовка к задержанию и изоляции президента РСФСР и руководства Российской Федерации, блокированию в контакте с подразделениями Советской Армии и МВД СССР здания Верховного Совета РСФСР, его последующего штурма, разоружению находящихся в нем лиц и их интернированию – ред.).

20 августа, получив указание на участие в штурме здания ВС РСФСР, доложил об этом Шебаршину, который запретил ему предпринимать какие-либо действия без его приказов.

В критический момент поддержал позицию Карпухина и командиров других приданных подразделений о нецелесообразности проведения штурма.

Аналогичную позицию заняли начальник 15 ГУ КГБ СССР генерал-лейтенант Горшков В.Н. и его заместитель генерал-майор Ионов В.Я., которым по указанию Агеева 20 августа была создана резервная группа в количестве 200 человек».

Увольнением со службы с должности командира «Вымпела» с понижением в воинском звании полковнику Бескову удалось сохранить группу «Вымпел», которую он передал под командование бывшего командира 22-й отдельной бригады ГРУ ГШ МО генерал-лейтенанту Герасимову.

Герасимов Дмитрий Михайлович (1992-1994 г.г.)
Генерал-лейтенант


Родился 14 июля 1946 года в Витебске в семье рабочих. В семье было шесть братьев. Дмитрий был четвертым. Всего в семье вместе с отцом было семь мужчин и одна мама.

Отец, участник финской компании, вернулся раненным. С началом Отечественной войны семья оказалась на оккупированной территории. Белоруссию немцы захватили за две недели. С 1942 года отец ушел в партизаны.

После войны из Витебска переехали в деревенский дом, который оставила после смерти бабушка по материнской линии. Отец работал лесником.

В родословной Дмитрия Михайловича Герасимова дядя-артиллерист, погибший при освобождении Кенигсберга – капитан. Второй дядя – подполковник авиации. Сбит и погиб при освобождении Белоруссии под Гродно. Третий дядя – летчик-испытатель жив до сих пор. Ему сейчас под 80 лет.

После школы Дмитрий Герасимов поступил в Армавирскую школу летчиков, но был отчислен за драку. Начинал со срочной службы в армии. Еще до армии имел 47 парашютных прыжков. После службы в армии поступил в Ташкентское танковое училище. Одновременно окончил ускоренные курсы артподготовки. Через год стал лейтенантом. Был направлен в танковую часть, где служил на должности сержанта.

В 1968 году, в связи с нехваткой офицерского состава, ему предложили перейти на службу в спецназ ГРУ. Начинал служить в Чирчикской бригаде спецназа. Затем направлен на курсы «Выстрел» в Солнечногорск Московской области. Это 10-месячные курсы для офицеров специальной разведки. Занятия вели бывшие участники Великой Отечественной войны – разведчики и диверсанты. (ФОТО Генерал-лейтенант Герасимов Дмитрий Михайлович)

После переподготовки направлен в бригаду спецназа ГРУ, дислоцированную в Германии (ГДР). Начинал службу с должности командира роты СпН. В Германии прослужил с 1971 по 1978 год. В 1978 году закончил факультет разведки академии им. Фрунзе и был направлен в Белорусскую бригаду командиром отряда (примерно батальон – ред.). Через год назначен на должность начальника штаба бригады.

Досрочно получил три воинских звания – старшего лейтенанта, капитана и подполковника.

В 1982 году направлен в Капчагай, где формировалась новая бригада СпН. Чирчикская бригада была разделена надвое. Одна часть осталась в Чирчике, а вторая была переброшена в Капчагай (70 км севернее Алма-Аты). Ее обустройство и развертывание в бригаду начинал полковник Сергей Иванович Груздев. Он практически на пустом месте создал городок. Отстроил казармы, общежития для офицеров, учебные классы и полигоны.

С 19.07.83 по 10.07.87 – полковник Герасимов Дмитрий Михайлович командовал знаменитой 22-й обр СпН в Афганистане. За мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, «За военные заслуги», другими государственными наградами Советского Союза, России и Афганистана.

В 1987 году Герасимов уехал в Белоруссию командовать бригадой, в которой служил в 1978 году.

За период с 1968 по 1992 год Дмитрий Герасимов прошел путь от командира группы специального назначения до начальника направления специальной разведки ГРУ ГШ МО. После окончания Академии Генерального штаба вооруженных сил назначен на должность заместителя начальника направления к генерал-майору Василию Васильевичу Колеснику. После ухода Колесника на пенсию возглавил направление специальной разведки ГРУ ГШ ВС.

В августе 1991 году группу «Вымпел» подставили. Никто не знал, что с ней делать. Все от нее шарахались. Так продолжалось до января 1992-го. В начале 1992 года Дмитрия Герасимова пригласили на беседу к начальнику МБ России Виктору Павловичу Баранникову. Он предложил ему возглавить группу «Вымпел». Герасимов дал согласие. 3 июня 1992 года Дмитрия Михайловича уволили из вооруженных сил и зачислили в штат ФСБ.

Из воспоминаний бывшего командира ОУЦ генерал-лейтенанта Герасимова Дмитрия Михайловича:

«Баранников предложил мне обдумать вопрос как распределить функции между двумя спецгруппами: Альфа и Вымпел. Мы обдумывали это вместе с руководством группы (замами у меня в то время были Розин Валерий Витальевич и Исайкин Анатолий Петрович. Начальник штаба Макиевский Феликс Александрович) и предложили заниматься антитеррором на объектах повышенной экологической опасности (ядерного, энергетического и нефтехимического комплекса).

Большую помощь нам оказывали другие управления ФСБ, в частности Управление контрразведывательного обеспечения стратегических объектов и Управление экономической безопасности. С ними мы составили перечень объектов которые представляют наибольшую опасность.

Приступили к учениям. Проводили их на Удомльской, Курской, Кольской АЭС, на атомном ледокольном флоте в Мурманске, в Арзамасе-16.

Продолжали подготовку горников, подводников, парашютистов, дельтапланеристов и по другим специальностям.

В Удомле мы совершили прыжки на крышу атомного реактора с мотодельтапланов. Я брал на себя большую ответственность. Погодные условия были не очень хорошими, а заход парашютистов должен был идти со стороны высоковольтных трансформаторных подстанций. Если бы кто-то промахнулся, то от него даже пепла бы не осталось.

Мы показали, как группа может проникнуть на объект. Притом не скрывали, что это пока учения. Охрану резко усилили. По радио и телевидению шли постоянные объявления об угрозе диверсии на АЭС. Все оперативные подразделения местного управления ФСБ и милиции были подняты по тревоге. Однако, группа сумела забазироваться в лесу и в городе и выполнить поставленную задачу.

В Арзамасе-16 ребята вообще сработали уникально. Для противодействия вымпеловцам местные органы безопасности выставили охрану внутренних войск по всему периметру объекта. Расстояние между постами составляло 5-10 метров. И все равно вымпеловцы преодолели все рубежи защиты. Они условно захватили цех по разборке ядерных боеприпасов. Очередной раз показав, что специально подготовленная группа в состоянии выполнить практически любую задачу. Это был 1993 год».

После октябрьских событий 1993 года группу «Вымпел» сохранить не удалось. Она была передана в МВД России.

В начале 1994 году Герасимов написал рапорт об уходе на пенсию. Его вызвал директор ФСК генерал-полковник Николай Михайлович Голушко и предложил должность заместителя начальника Академии ФСК. Дмитрий Михайлович проработал на этой должности год.

С приходом на должность директора ФСБ Сергея Степашина в 1995 году, Герасимову было предложено развернуть подразделение специального назначения в системе ФСК и подготовить, предварительно, докладную записку на эту тему. Новая структура называлась Управление специальных операций (УСО). Президент Ельцин одним указом подписал и создание УСО в составе ФСК и назначение Герасимова на должность начальника УСО. К нему в подразделение сразу же вернулись 57 человек из числа бывших вымпеловцев.

Круглов Валерий Александрович (1995-1996 г.г.)
Генерал-майор, командир ГСН "Вымпел"