Три имени тайны

Итак, 19 августа 1981 года на закрытом совместном заседании Политбюро ЦК КПСС и Совета министров СССР был подписан указ о создании группы специального назначения КГБ СССР «Вымпел». Новое формирование предназначалось для решения особых задач далеко за пределами СССР. О том, что диверсионная и террористическая войны придут на нашу территорию, тогда вряд ли кто-то мог предположить…

Поскольку сотрудникам группы предстояло нелегально работать за рубежом, из соображений секретности у группы «Вымпел» было три названия.
Первое название – группа специального назначения «Вымпел» – шло под грифом «Особой важности». Офицеры и прапорщики, служившие в подразделении, о том, что они «вымпеловцы», узнали только в 1988 году. До того этим именем пользовалось только командование. Но и после 1988 года название ГСН «Вымпел» во избежание долгих объяснений с контр¬разведкой не рекомендовалось упоминать даже в разговорах между сотрудниками группы.

Для всех остальных руководителей различных управлений и служб КГБ это был Отдельный учебный центр (ОУЦ) КГБ СССР. На территории Советского Союза в то время было несколько отдельных учебных центров КГБ, таким образом ОУЦ терялся среди них, не выделяясь ничем особым и не привлекая внимания названием.
Третье наименование – войсковая часть №35690. Во время командировок за границу все офицеры и прапорщики «Вымпела» получали письма на полевую почту в/ч 35690.
Первым командиром группы «Вымпел» назначили Героя Советского Союза капитана 1-го ранга Эвальда Григорьевича Козлова, участника операции «Шторм-333» (взятие дворца Амина в Кабуле). В то время он занимал должность начальника КУОСа вместо погибшего в той операции Героя Советского Союза полковника Григория Ивановича Бояринова, нашего земляка. (КУОС – это курсы усовершенствования офицерского состава. «Смоленская газета» неоднократно рассказывала о Григории Ивановиче и его детище, см., например, №59 (505) от 21 июля 2009 г.)

Заместителем командира группы назначили опытнейшего оперативного сотрудника из 8-го отдела Управления «С» ПГУ КГБ СССР полковника Евгения Александровича Симонова, причём приказ о его назначении был подписан раньше, чем о назначении командира группы.

О пользе написания докладов
На плечи этих двух офицеров и легла первоначально вся сложность создания специального подразделения, аналогов которому в Советском Союзе ещё не знали. Назначение Евгения Александровича на должность заместителя командира «Вымпела» было тщательно продумано руководством КГБ. У Симонова насчитывался 33-летний стаж работы в органах, из которых свыше 20 лет – за рубежом. Незадолго до назначения ему было поручено собрать группу экспертов и подготовить доклад для председателя КГБ Андропова по американскому спецназу. Симонов блестяще справился с этой кропотливой работой. Экспертная группа подготовила не просто общий обзор, а глубокое исследование со своими выводами и предложениями. Более того, были подсчитаны оптимальная численность группы специального назначения для Советского Союза, годовая стоимость её содержания и технической оснащённости. Получалось, что американцы тратят на одного бойца спецназа в 25 раз больше. Этим докладом Евгений Александрович сам себе «подписал» приказ о назначении на новую должность.

А вы смогли бы?
Из воспоминаний заместителя командира «Вымпела» полковника Симонова:
«Была поставлена задача – на пустом месте создать лучшее специальное подразделение в мире. С чего начинать? Со штатного расписания? С размера окладов для сотрудников? С подбора людей? С вооружения? Кроме всего прочего, задача ещё и сверхсекретная – ни с кем не посоветуешься.
Нас из 8-го отдела Управления «С» в здании на Лубянке, в кабинете над часами, сидело несколько человек. Поговорить можно было только с ними, да и то не обо всём. Ситуацию рассматривали и обдумывали со всех сторон. Решили, что начинать надо с места дислокации.
Прихожу в отдел кадров и прошу:
- Хоть совет дайте: где можно развернуться?
- Во Владимир поезжай, - отвечают мне.
- Зачем?
- Мы там построили громадное здание для областного управления. Вот и занимайте его под учебный центр, а мы для управления новое построим.
Я соображаю, что ехать во Владимир я не могу. Мне нужны преподаватели, а где их искать, как не в Москве. Это же придётся во Владимире искать для них квартиры, да и не факт, что они согласятся менять место жительства с Москвы на Владимир. Однозначно не поедут!
А генералы из главка? Как мне их во Владимир возить? И тут я вспомнил, что оканчивал Высшую Краснознамённую школу (ВКШ) КГБ. Все её руководители мне хорошо знакомы, и меня они прекрасно знают. Начинаю вспоминать, где у них есть объекты. Так, на Ленинградском проспекте, на Хавской, на Мичуринском, в Балашихе. Стоп! Балашиха!
Надеваю свою десантную куртку и еду на объект. Приезжаю в Балашиху и обхожу территорию 101-й разведшколы. По расчётам, максимальная численность «Вымпела» должна составлять 5 тысяч человек, а на первом этапе – 1,5 тысячи. Но и полторы тысячи нужно где-то поселить. Плюс по штатному расписанию ещё нужно разместить 45 бэтээров. Прошёлся по всей территории, осмотрел корпуса и места возможного размещения техники. По ходу осмотра отмечал, что и где можно разместить или сделать. Там тир, тут спортивную площадку, чуть подальше встанет техника, здесь склад. Нормальные учебные корпуса. Есть отопление. Ограда вокруг территории. Короче, лучшего места не найти.
Обращаюсь к начальнику ВКШ Аркадию Павловичу Рагозину. Объясняю: вот такое задание, и есть мнение занять этот объект.
- Да зачем вам этот объект понадобился? – спрашивает он.
Я объясняю:
- Он по своим характеристикам наиболее полно подходит для создания Отдельного учебного центра. А это всё делается во исполнение совместного указа Политбюро ЦК КПСС и СМ СССР. Тут вот и подписи стоят товарищей Брежнева, Устинова, Андропова и других уважаемых лиц, – показываю ему документы, – и не волнуйтесь, КУОС и ОУЦ вполне смогут уместиться на одной территории, тем более что на первых порах без преподавателей КУОСа нам не обойтись.
Сегодня ясно, что это было очень мудрое решение. Без знаний КУОСа вообще невозможно было бы решить эту задачу.
Так удалось решить вопрос с местом дислокации спецподразделения «Вымпел».
Примерно к 1987 году ОУЦ, перепробовав множество методик, накопив и обобщив чужой и собственный опыт, начал набирать силу. Американским «зелёным беретам» для этого понадобилось около 15 лет. 10-я десантная группа специального назначения (первое подразделение спецназа армии США) была сформирована 20 июня 1952 года.

Мы всегда так поддерживали арабов…
О боевых операциях «Вымпела» извест¬но немного. Это естественно, ведь операции внешней разведки можно предавать огласке лет через сто, чтобы не подставить работающих ещё сотрудников или их родственников.
Но об одной из операций «Вымпела» за рубежом уже сообщалось. 30 сентября 1985 года в Бейруте произошёл вооружённый захват машин советского посольства. В одной из них находился сотрудник консульства Аркадий Катков и врач посольства Николай Свирский, в другой – офицеры резидентуры КГБ Олег Спирин и Валерий Мыриков.
Боевики «подрезали» посольские машины, дали несколько автоматных очередей и швырнули ребят на дно своих машин. При этом Аркадий Катков получил ранение в ногу. Похитители – представители палестинской организации «Силы Халеда Бен эль-Валида». Спланировал же операцию и руководил ею бывший личный охранник Ясира Арафата – Имад Мугние по прозвищу Гиена. В захвате участвовал и другой охранник Арафата – Хадж. Переговоры с террористами не давали никаких результатов. Спустя несколько дней расстреляли раненого Каткова, изрешетив его автоматными очередями.
Для участия в операции по освобождению заложников в Бейрут вылетела оперативно-боевая группа подразделения «Вымпел». Вскоре после её прибытия при загадочных обстоятельствах начали гибнуть лидеры бандитов. Учитывая, что Бейрут был территорией похитителей и они обучались в лагерях террористов умению прятаться, их не спасало ничто. Гиена получает письменный ультиматум, что, если он не освободит заложников, следующую свою потерю он может выбрать сам. То, что он получил записку в руки, уже доказывало, что его противнику всё известно о его местонахождении и способах к нему подобраться. Террористу стало ясно, что следующей жертвой «несчастного случая» будет, скорее всего, он сам.
На следующий день троих советских граждан освободили.

В трагические дни октября 1993-го подразделения «Альфа» и «Вымпел» отказались брать штурмом Белый дом. Лидер повстанцев Александр Руцкой приказал сложить оружие, когда узнал, что прекратить кровопролитие к нему пришёл «Вымпел», возглавляемый генерал-лейтенантом Дмитрием Герасимовым, с которым Руцкой был дружен ещё во время службы в Афганистане.

Сергей Муханов
(по материалам сборника
«Группа специального назначения
КГБ СССР «Вымпел»
Москва, 2008 год)